Советская радиоаппаратура: взлёт и уничтожение

Это кому-то покажется невероятным, но советская промышленность, «производящая исключительно галоши», как-то умудрялась выпускать более 120 марок радиоаппаратуры

Причем в данном случае речь идет не о телевизорах, о которых мы уже рассказывали ранее. Речь идет исключительно о марках советской аудиоаппаратуры, по количеству которых СССР смело можно отнести к мировым лидерам. Также Советский Союз являлся одним из мировых лидеров по количеству заводов, выпускающих радиоаппаратуру – их было около шестидесяти.

Понятно, что в подавляющем большинстве случаев выпуск аудиоаппаратуры был побочным продуктом «оборонки», тем не менее, вряд ли какая-то из развитых стран может похвастаться почти шестью десятками предприятий, на которых выпускалось более 120 марок аудиоаппаратуры, и это не считая марок радиоприёмников, подсчитать которые оказалось поистине невыполнимой задачей. И не считая разного рода детской радиоаппаратуры, типа бренда «Дружок».

Дабы пресечь вполне ожидаемую критику антисоветчиков, которые сами в данном вопросе разбираются, как свиная тушенка в апельсинах, но всегда готовы до исступления драть горло, утверждая, что «отсталый совок» не мог выпускать не то что радиоаппаратуру, но даже туалетную бумагу, приводим список советских аудиобрендов:

— Аврора, Агидель, Айдас, Арго, Ария, Арктур, Астра, Аккорд, Аллегро, Астра, Амфитон, Аэлита,

— Барк, Балтика, Беларусь, Берестье, Бриг, Брянск,

— Вайва, Вега, Весна, Виктория, Вильма, Волна, Воронеж, ВЭФ,

— Гамма, Гинтарас,

— Дайна, Десна, Дельфин, Днепр, Джаз, Дуэт,

— Жигули,

— Илеть, Идель, Иж, Иней, Иоланта,

— Казань, Казахстан, Каравелла, Карпаты, Кантата, Кама, Квазар, Кливер, Комета, Корвет, Кумир,

— Ласпи, Латвия, Легенда, лидер, Лорта, Любава, Люкс,

— Маяк, Медео, Мезон, Мелодия, мир, Микрон, Миния, Минск, Морион, Мрия,

— Нерль, Неринга, Ноктюрн, Нота,

— Ода, Одиссей, Октава, Олимп, Орбита, Ореанда, Орель, Орфей,

— Парус, Прибой, Пульсар, Протон,

— Радиотехника, Рапри, Рига, Ригонда, Ритм, Рекорд, Россия, Романтик, Романтика, Рондо, Ростов,

— Сатурн, Серенада, Сириус, Симфония, Скиф, Соната, Союз, Спидола, Спутник,

— Томь, Тоника,

— Урал,

— Феникс, Фиалка, форум,

— Харьков,

— Чайка,

— Эстония, Элегия, Электрон, Электроника, Эпос, Эльфа,

— Юность, Юпитер,

— Яуза.

Вне всякого сомнения, одними этими марками список не ограничивается, так как нельзя объять необъятное радиотехническое наследие СССР. Однако можно утверждать, что ещё как минимум с десяток марок в этот список не попали. Но и те марки, что попали, наглядно доказывают, что выпуску радиотехники в СССР уделяли серьезное внимание.

Например, меньше чем через месяц после окончания Великой Отечественной войны, в июне 1945 года, Кунцевский механический завод был перепрофилирован из предприятия, производящего боеприпасы, в радиотехнический завод – МРТЗ. Сначала на нём выпускалась сугубо военная электроника, но в 1953 году было начато Производство телевизоров «Зенит», а затем и популярного в СССР переносного телевизора «Юность».

Выпуском аудиотехники занимались радиозаводы на всей территории СССР, практически во всех республиках. например, в одном только Ленинграде было семь радиозаводов, в Москве – шесть, в Минске – два, в Риге – три и столько же заводов было только в одном Запорожье. Аудиоаппаратура сходила с конвейеров радиозаводов в Баку, казахском Петропавловске, Махачкале, Грозном, Каунасе, Кыштыме, Челябинске, Львове, Муроме, Бердске и т.д.

Стоит отметить, что это не просто географические названия. Каждый завод – это сотни и тысячи сотрудников, большинство с семьями. Следовательно, каждый радиозавод не только давал своим работникам возможность стабильно зарабатывать и содержать семьи, но и обеспечивал социальной поддержкой – яслями, детскими садами, пионерскими лагерями, санаториями, больницами, клубами.

Сюда нужно добавить уже не десятки, а сотни заводов-смежников, на которых трудились десятки тысяч людей. И что надо подчеркнуть особо – все эти без малого шестьдесят советских радиозаводов выпускали продукт с высокой добавленной стоимостью, нередко экспортировавшийся в капиталистические страны и приносящий валютную выручку.

Также стоит отметить, что на большинстве радиозаводов существовали конструкторские бюро, которые разрабатывали новые модели аппаратуры, что напрочь опровергает известное утверждение антисоветчиков, что СССР сам ничего выпускать не мог, а мог только воровать чужие разработки.

Разумеется, некоторые образцы советской аппаратуры создавались с использованием чужих идей, но в тех же капстранах промышленный шпионаж существовал всегда и существует до сих пор. Не говоря уже про Китай. Но так уж устроены антисоветчки, что для них день прожит зря, если не удалось плюнуть в советскую историю. Вот и распространяют они всякую ахинею, подчас вопреки элементарной логике.

Многие из них до сих пор уверены в том, что первый в мире серийный автомобиль с так называемым «понтонным кузовом» – ГАЗ М-20 «Победа» — был украден у англичан, а первый в мире сверхзвуковой пассажирский лайнер спёрли у англо-французов. И плевать, что «Победа» встала на конвейер на год раньше английского Standard Vanguard, с которого её якобы скопировали, а Ту-144 совершил первый полёт на два месяца раньше своей «копии» – «Конкорда». Плевать, что украсть автомобиль и уникальный самолет — это не то же самое, что подсмотреть новый неизменно прямоугольного айфона или легкосплавного колёсного диска.

К тому же многие в упор не замечают очевидного факта – промышленным шпионажем занимаются исключительно высокоразвитые страны, чья промышленность в состоянии воспользоваться украденными наработками.

Если завтра, например, кенийская разведка украдет документацию новейшего электромобиля Tesla, то использовать полученную документацию кенийский автопром не сможет в силу своего зачаточного состояния. А если послезавтра гаитянская разведка разживется чертежами ядерного реактора, то для Гаити они будут бесполезной и бесперспективной макулатурой.

Такая же участь постигнет и чертежи стелс-бомбардировщика, выкраденного из США суринамским Джеймсом Бондом. Ведь чтобы воспользоваться чужими разработками, в стране должны быть собственные высококлассные специалисты, понимающие, что и как можно использовать в интересах собственной промышленности.

В СССР такие специалисты были, сейчас они есть в Китае и других высокоразвитых странах мира, так что обвинения антисоветчиков в промышленном шпионаже — это не только лицемерие, но и подтверждение статуса СССР как высокоразвитой в научно-промышленном отношении страны.

Ещё одно любимое обвинение антисоветчиков – это тотальная унификация советской радиоаппаратуры.

Дескать, под разными марками выпускался один и тот же убогий аппарат. Украденный, разумеется. При этом их совершенно не смущает тот факт, что унификация является повсеместной практикой.

например, японский концерн Matsushita выпускал под марками Panasonic и National одни и те же магнитолы и другую аппаратуру. Огромное количество общих электронных компонентов использовалось не только в аппаратуре вышеназванных марок, но и брендами Technics, Quasar, Philips.

Ярчайший пример унификации аппаратуры продемонстрировала другая японская компания – Funai. Она выпускала аппаратуру не только под собственными марками Funai, Sylvania, Emerson, Symphonic, но и под марками Toshiba, Denon, Sharp, JVC, Sanyo, Lexmark и Dell. И никто при этом гневно не обличал, например, фирму Denon, чьи DVD-плееры были лишь перелицованными Funai.

Так что радиопромышленность СССР развивалась примерно по тем же законам, что и в других странах, за исключением Японии, где развитие электроники на определенном этапе стало одним из главных нацпроектов, а в СССР электроника, как уже было сказано выше, была лишь побочным продуктом «оборонки».

Тем не менее, даже находясь в таком положении, советская радиотехника продемонстрировала впечатляющее развитие, значительно опередив многие капиталистические страны не только по количеству брендов, но и по ассортименту выпускаемой аппаратуры. Кто в это не верит, тот пусть возьмет карандаш и с советскими аудиобрендами напишет в столбик аудиобренды всех стран Западной Европы вместе взятых. И сравнит полученный результат.

Или пусть назовет полдюжины европейских двухблочных усилителей, выпуск которых свидетельствует о потенциале страны, способной выпускать аппаратуру класса топ-Hi-Fi.

В СССР такие усилители были, например, «Эстония УМ-010» и «Эстония УП-010», а вот кто назовет бельгийские, итальянские, австрийские, испанские, шведские или французские усилители аналогичного класса?

Ну и конечно же, самое любимое обвинение антисоветчиков — это даже не незаконное копирование и плохое качество советской аппаратуры и даже не убогость ассортимента, а дефицит и цена аппаратуры.

Действительно, советские магнитофоны, виниловые проигрыватели, усилители, акустические системы, да и прочая аппаратура стоили недешево. Если вспомнить цену культового советского видеомагнитофона «Электроника ВМ-12» – 1200 рублей, то любому станет ясно, что на одну и даже пять зарплат среднестатистическому советскому гражданину купить его было невозможно. Но видеомагнитофонов всё равно на всех не хватало, и здесь, конечно же, антисоветчики будут правы – советская система планирования нередко давала подобные сбои, из-за чего ряд товаров был остродефицитным.

Самое интересное, что в те же годы в магазинах сети «Берёзка» вроде как совершенно свободно продавался не менее культовый видеомагнитофон Panasonic NV-G12, за который надо было отдать 1440 чеков. Так вот и он тоже был дефицитным, несмотря на то, что стоил, как половина автомобиля. Кто помнит курс, по которым перепродавались чеки «Берёзки», тот легко проведет необходимые вычисления. Как горячие пирожки в «Берёзках» расхватывались двухкассетники Sharp, хотя и их цена, что называется, «кусалась».

Складывалась удивительная ситуация – аппаратура была в дефиците, стоила дорого, но, тем не менее, денег на её покупку многим хватало. Во всяком случае, сложно припомнить случай, чтобы кто-то не нашел денег на «Электронику ВМ-12», если выдавался случай этот видеомагнитофон приобрести. Многим хватало денег и на покупку весьма недешевой аппаратуры, как вышеназванного Panasonic NV-G12.

Как шутили советские юмористы — в магазинах дефицит продуктов, но холодильники у всех забиты под завязку, и точно так же обстояло дело с аппаратурой. Она считалась дефицитом, но практически в каждой советской семье аппаратура была. Кто-то мог позволить себе высококлассные «Арктур» или «Арго», а кто-то довольствовался более демократичными «Вегой» или «Электроникой». Не редкостью была и аппаратура японского и европейского производства.


«Арго РМ-006С»

Получается, что покупательская способность советских граждан середины 80-х годов прошлого века была достаточно высокой, настолько высокой, что предложение не успевало за спросом. И если с утверждениями антисоветчиков о дефиците аппаратуры можно отчасти согласиться, то вот о высоких ценах так же отчасти можно и не согласиться. Смотря что понимать под высокими ценами.

например, проигрыватель виниловых пластинок Бердского радиозавода «Арктур-006» образца 1983 года стоил 240 рублей – двухмесячная зарплата инженера. По меркам середины 80-х годов это был весьма добротный и хорошо звучащий проигрыватель, который и в наше время не ударит в грязь лицом. Пусть и не High-End, но уж точно вполне качественный Hi-Fi – не случайно он и сейчас будет уместно смотреться в коллекции любого меломана и даже аудиофила.

Сравнить «Арктур-006» с современными отечественными проигрывателями не представляется возможным, потому что так называемая «перестройка» и постперестрочные годы навсегда избавили нас от отечественной аудиоаппаратуры, как и от заводов, её производящих.

Про трудовые коллективы, вышвырнутые на улицу, и ликвидированные конструкторские бюро лишний раз упоминать не будем. Поэтому сравним «Арктур-006» с современными представителями японского топ-Hi-Fi – проигрывателями Technics SL-1200GR и TEAC TN-5BB. Первый стоит 186 000 рублей, второй – 150 000 рублей.

Вопрос – много ли найдется в наши дни инженеров, особенно из провинции, готовых отдать даже не две, а четыре-пять своих месячных зарплат за эти проигрыватели?

Если кому-то не нравятся виниловые проигрыватели, то можно купить CD-плеер, например, Denon DCD-1600 за 110 000 рублей, причем этот аппарат вряд ли кто решится отнести к верхней границе Hi-Fi, но уровень цен на японскую аппаратуру примерно понятен. Конечно, можно купить что-то подешевле, вот только это будут самые настоящие «дрова» с соответствующим качеством звучания, на фоне которых звучание «Арктур-006» покажется шедевральным.

Но главное заключается в том, что сейчас, когда реально располагаемые доходы граждан падают который год подряд, вряд ли кто решится потратить столько денег на проигрыватель. Хотя бы потому, что впереди полная и абсолютная неизвестность, и не исключено, что эти деньги могут пригодиться на что-то более насущное. например, на продукты, лекарства или одежду, пока цены на них не стали совсем заоблачные.

А вот в СССР в середине восьмидесятых годов с деньгами у населения проблем особых не было, и многие были уверены, что и не будет в дальнейшем, так как начиная с послевоенных времен благосостояние граждан неуклонно росло. А про уверенность в завтрашнем дне и говорить нечего – именно по ней сейчас ностальгирует огромное количество граждан, мечтающих вернуться обратно в СССР. Поэтому и деньги тратились куда легче, чем сейчас, когда приходится жить с оглядкой на непредсказуемые выкрутасы сверхзатянувшейся эпохи «стабильности».

Так что когда антисоветчики рассказывают про страшный дефицит всего и вся в «проклятом совке», они упускают один очень важный и крайне принципиальный момент: если советскому гражданину требовалась какая-либо вещь, например, проигрыватель, усилитель или видеомагнитофон, то рано или поздно он его однозначно купил бы. Или «достал бы», как тогда говорили.

Покупка этой вещи была неизбежна, как приход весны. А вот сейчас, если среднестатистическому россиянину хочется что-то купить, он сто раз подумает и семьдесят семь раз отмерит.

Товарного дефицита в наше время почти нет и купить можно практически всё, зато есть другой дефицит – денег. Особенно когда речь заходит о суммах в несколько сотен тысяч рублей – лишь небольшое количество граждан с легкостью расстаются с такими деньгами, не влезая в кредитную кабалу.

И если в СССР середины восьмидесятых годов ты, пусть и не с легкостью, расставался с 200-300 рублями, то прекрасно знал, что в ближайшее время ты эти деньги опять заработаешь. Право на труд гарантировала Конституция СССР, если кто забыл, а с безработицей в Союзе было покончено ещё в начале тридцатых годов.

Непредвиденные траты в СССР были практически исключены: внезапно пошатнувшееся здоровье можно было поправить бесплатно, коммуналка, проезд на транспорте и цены на продукты были стабильными и невысокими, так что никакие серьезные траты гражданину не грозили.

А сейчас никто не знает, что будет завтра, не говоря про послезавтра. То ли рубль опять «внезапно» обвалится, то ли разболевшиеся некстати зубы заставят доставать из заначки десятки тысяч рублей, то ли ещё какая дорогостоящая напасть навалится. Такая, что и без штанов остаться недолго.

Поэтому – какие сейчас проигрыватели и усилители? Эпоха «стабильности» уже приучила к разнообразным сюрпризам, большей частью неприятным, и как бы не пришлось завтра зубы класть на полку и превращаться в травоядного вегетарианца. Тут уж действительно будет не до аппаратуры.

Если посмотреть на приведенный выше список советских аудиобрендов, то его смело можно заносить в книгу рекордов Гиннеса как самый большой в мире список исчезнувших марок аппаратуры. Из них «в живых» остались лишь единицы, например, прибалтийская Radiotechnika, понятное дело, к РФ уже никакого отношения не имеющая.

Вернее, приведенный выше список впору заносить в несуществующую пока книгу мировых антирекордов. Только в нашей стране целая отрасль была уничтожена «под корень», ликвидирована почти на 100% и «зачищена» до основания. Это является величайшим национальным позором, потому что такого в мировой истории ещё никогда не было.

Даже разгромленная, разбомбленная и разоренная войной Германия не потеряла после 1945 года свою радиотехнику и смогла сохранить многие компании. То же самое относится к Японии. Страна пережила несколько чудовищных бомбардировок, включая две атомных, в 1945 году была оккупирована, но через четверть века японская радиотехника завоевала весь мир.

А вот РФ, получив в наследство от СССР десятки заводов с конструкторскими бюро и трудовыми коллективами, умудрилась без всякой войны, в мирное время, всё это богатство не просто профукать, а профукать чудовищно бездарно. То, что творили с советскими радиозаводами постперестроечные «эффективные менеджеры», напоминало разгром варварами Рима, когда грабилось либо уничтожалось всё, что стояло у варваров на пути.

Иногда складывалось такое ощущение, что все эти «манагеры» действовали на вражеской покоренной территории, ликвидируя не научно-промышленное наследие своих же предков, а громя чуждую им цивилизацию.

Хотя чего удивляться? Большинство постперестроечных «эффективных менеджеров» особо не скрывали своего резко негативного отношения к СССР, мечтали забить «последний гвоздь в крышку гроба коммунизма», так что они громили действительно чуждую им цивилизацию. И справились с этим просто блестяще, доказав, что не зря их называют эффективными. правда, не менеджерами. Тут уместнее будет употребить другое слово, но называть его не будем, читатель сам всё поймёт и доскажет.

Использованы фотографии из открытых источников

Источник