Спасут ли восстановленные леса Амазонию? Власти Бразилии не оставляют шансов

Вторичные леса играют важную роль в улавливании углерода, поэтому что они, как правило, поглощают больше углерода, чем теряют в атмосфере. Но размер и средний возраст этих нередко заброшенных территорий, на которых опять возникла растительность, до этого времени были неопознаны. В исследовании, не так давно размещенном в журнальчике Scientific Data, группа ученых во главе с 2-мя исследователями из Государственного института галлактических исследовательских работ Бразилии (INPE) количественно оценила эти переменные и сделала неутешительные выводы. Предполагаемое поглощение углерода вторичными лесами по всей Бразилии компенсирует всего только 12% выбросов углерода, связанных с вырубкой лесов лишь в бразильской Амазонии за 33-летний период. Рассказываем подробнее о исследовании, как «работают» вторичные леса, что на данный момент происходит с Амазонией и почему прогноз для экологической ситуации в Бразилии — плачевный.

Что такое вторичные леса?

Вторичные либо восстановленные леса это области, где новейшие саженцы деревьев образуются опосля того, как начальные деревья были собраны в процессе лесозаготовок либо погибли от пожара, насекомых, заболеваний, техногенных причин. Восстановление является ключом к устойчивому лесному хозяйству и быть может достигнуто при помощи 2-ух главных подходов:

  • естественное возобновление, которое происходит, когда на деревьях, оставленных на участке либо с ним (к примеру, осина), возникают новейшие саженцы либо ростки.
  • искусственное восстановление, наиболее известное как высадка деревьев

части Амазонки, Панамы и почти всех остальных мест, которые мы считаем местом с нетронутыми девственными лесами, по сути являются результатом многолетнего естественного лесовосстановления. Большая часть этого возобновления роста в Северной и Южной Америке произошла, когда южноамериканские краснокожие, приблизительно во время европейской колонизации, оставили свои поля и резко уменьшили свою сельскохозяйственную деятельность, в то время как потребность в преобразовании лесов ранешними колонистами была незначимой.

Опосля ряда разрушительных пожаров и варварской вырубки деревьев, восстановление лесов Амазонии кажется маловероятным. Не считая того, ученые задаются вопросцем: будут ли восстановленные леса также отлично «работать» в качестве легких Земли? Будет ли восстановлено биоразнообразие? Как стремительно леса совершенно восстанавливаются?

К огорчению, сейчас восстановление лесов не может происходить так просто, как ранее. В особенности там, где обезлесение и деградация лесов не слабеют, а эрозия земли является суровой неувязкой, к примеру, в Амазонии на местности Бразилии. И почти все из государств, которые обязались вернуть 350 млн гектаров деградированных земель в рамках Боннского вызова к 2030 году, показывают только ухудшение ситуации. В особенности в Бразилии, и вот почему.

Что не так с правительством Бразилии?

несколько событий, произошедших в 2020 году, наглядно демонстрируют — леса Амазонии на местности Бразилии ожидает лишь деградация и полное исчезновение.

Для начала, конкретно в 2020 году большие местности Южной Америки были разорены беспримерной засухой и пожарами. Погибли тыщи {живых} видов, леса перевоплотился в степи и пустыни.

Специалисты молвят, что лесные пожары в регионе, который обхватывает Бразилию, Аргентину, Боливию и Парагвай достигнули критичной отметки в 2020 году. Сначала августа власти Бразилии докладывали о том, что пожары в лесах Амазонии возросли на 28%. Масштабы пожаров могут достигнуть тех же размеров, что и в 2019 году. Но ситуация вышла из под контроля, и специалисты признали — ситуация в 2020 году еще ужаснее.

Пожары раздуваются безупречными критериями, включая мощный ветер, температуру выше 40 °C и сухой сезон, когда крестьяне употребляют подсечно-огневые способы земледелия, чтоб попробовать вернуть почву. 

Но основная неувязка не в фермерах. Президент страны Жаир Болсонару поощряет сельскохозяйственную и горнодобывающую деятельность в Амазонии — это и есть основная причина разгорающихся пожаров.

Согласно снимкам Государственного галлактического агентства Бразилии, площадь пожаров еще в августе выросла на 28% по сопоставлению с этим же месяцем прошедшего года.

Эти числа вызывают опаски у активистов — они волнуются, что масштабы пожаров могут достигнуть тех уровней, которые они фиксировали в августе и сентябре 2019 года. «Это страшный символ, — отметила Ане Аленкар, директор Бразильского института экологических исследовательских работ в Амазонии. — Мы ожидаем, что в августе количество пожаров лишь вырастет, а сентябрь будет еще ужаснее». Опаски активистов оправдались. 

И что все-таки решает в ответ правительство, чтоб спасти леса? Отменяет все меры по защите мангровых лесов!

В конце сентября правительство президента Бразилии Болсонару отменило постановления, защищающие мангровые заросли и остальные хрупкие прибрежные экосистемы. Очевидно, это ставит под опасность «неизменные защитные зоны», сделанные в 2002 году для сохранения тропических мангровых зарослей Бразилии и кустарников песочных дюн вдоль ее атлантического побережья.

Экологи предупредили, что отмена правил откроет такие земли для освоения, что приведет к чертовским последствиям для их экосистем.

«Эти районы уже находятся под интенсивным давлением со стороны магнатов недвижимости», — разъясняет Марио Мантовани, глава экологической группы SOS Mata Atlantica. «Правила 2002 года по последней мере защищали их от предстоящего ликвидирования», — заявил в интервью для AFP, назвав их отмену «злодеянием против общества».

Новое постановление является частью серии спорных экологических решений президента с очень правыми взорами, который управлял вырубкой лесов в тропических лесах Амазонки и водно-болотных угодьях Пантанала с момента вступления в должность в январе 2019 года.

В остальных решениях правительство также отменило меру, требующую экологических разрешений для оросительных проектов, и президент разрешил цементным компаниям спаливать пустые контейнеры из-под пестицидов для переработки их в бетон, что, по воззрению экологов, очень загрязняет окружающую среду.

Необходимо отметить, что неувязка с пожарами, по существу, никак не решается. Не считая того, «в Бразилии „количество договоров с добровольцами“ сократилось на 58%», — завила Алика Туо из института Centro de Vida, имея в виду людей, которые ранее мобилизовались для тушения пожаров. Она твердо ложит вину на президента Бразилии Жаира Болсонару, известного скептика препядствия конфигурации атмосферного климата.

Если на правительство надежды нет, могут ли восстановленные естественным методом леса как-то спасти ситуацию?

Потенциал восстановленных лесов — есть ли спасение?

Итак, как восстановление лесов может поддержать биоразнообразие в 21 веке?

естественно либо «пассивно» восстановленные леса, непременно, лучше управляются с задачей восстановления биоразнообразия, чем монокультурные плантации. Но это медлительно. Могут потребоваться столетия возрождения, до этого чем начальная совокупа видов возвратится к изначальным отметкам. Изменение атмосферного климата, фрагментация сферы обитания и пожары могут действовать сообща, замедляя восстановление биоразнообразия. Тем не наименее, это не обязано мешать нам естественным образом восстанавливать леса для защиты биоразнообразия.

Недавнешние исследования демонстрируют, что пассивное восстановление лесов может оказаться наиболее дешевеньким и социально применимым, чем схемы высадки деревьев. Но для принятия правильных решений и эффективности издержек очень принципиально иметь возможность предсказать, где пассивное восстановление лесов наиболее возможно, а где оно с большей вероятностью сохранится с течением времени опосля того, как сельхозугодья будут заброшены. Еще один принципиальный элемент — это познание того, сколько биоразнообразия нужно как людям, так и природе в процессе восстановления лесов для обеспечения главных услуг, таковых как опыление насекомыми, гидрологическое регулирование, эрозия и борьба с вредителями.

Планирование восстановления лесов и восстановления биоразнообразия также просит рассмотрения действия на местные средства к существованию, которые могут быть затронуты далековато за пределами настоящих проектов восстановления. к примеру, беря во внимание значимость воды Амазонки для бразильского сельского хозяйства, утверждалось, что большая часть государственной задачки Бразилии по восстановлению 12 миллионов гектаров деградированных земель к 2030 году обязана быть выполнена в южной и восточной Амазонии.

Биоразнообразие лесов равномерно восстановилось в нескольких местах по всей Латинской Америке за счет пассивного восстановления за крайнее десятилетие, охватывая не наименее 2 миллионов гектаров, включая части тропических Анд. А естественное лесовозобновление в горных районах имеет принципиальные последствия для водосборов, пострадавших от обезлесения.

При ограниченном финансировании и время от времени короткосрочном подходе к проектам восстановления мир нуждается как в естественном, так и в активном лесовосстановлении, чтоб убыстрить восстановление биоразнообразия лесов, либо, в неких вариантах, в сочетании того и другого. Местные условия различаются, и усилия по восстановлению требуют подходов, приспособленных к сиим условиям, отмечает издание CIFOR Forests News. К ним относятся изменение устремлений и целей заинтересованных сторон, правовые и законодательные конфигурации, природные циклы, такие как пожары и засухи. Также вероятны беды из-за отсутствия технических познаний либо доступа к ним, в особенности в развивающихся странах.

Управятся ли восстановленные леса с поглощением углерода?

«Способность вторичных лесов всасывать углерод известна из исследовательских работ, которые включают мониторинг территорий в полевых критериях. Их средний незапятнанный коэффициент поглощения углерода в неотропических регионах в 11 раз выше, чем у старовозрастных лесов. Но длительная динамика вторичных лесов в Бразилии и во всем мире исследованы плохо», — произнес Крус де Арагао, один из создателей исследования, которое проводилось в INPE.

По другому говоря, у восстановленные леса непревзойденно управляются с поглощением углерода. Еще лучше, чем старовозрастные леса. Но восстанавливать их никто не спешит, сам процесс занимает весьма много времени, а размер и средний возраст этих нередко заброшенных территорий, на которых опять вырастает растительность, до сего времени были неопознаны

Эти познания имеют основополагающее <span class="wp-tooltip" title="Обобщенная форма отражения индивидумом общественно-исторического опыта Запечатлено в схемах действий понятиях соц ролях нормах и ценностях Система значений индивидума обусловливает управление действиями его деятель" для того, чтоб Бразилия могла достигнуть собственных обязанностей в согласовании с Парижским соглашением 2015 года. К 2030 году страна должна вернуть 12 млн гектаров леса.

возраст и размер вторичных лесов в любом биоме

В исследовании рассчитывался прирост вторичных лесов, ранее имевших антропный покров (плантации, пастбища, городская инфраструктура либо горнодобывающая индустрия), и их возраст, биом за биомом. По словам ученых, вторичный рост леса не является линейным и коррелирует с годами, потому принципиально установить возраст леса, чтоб оценить поглощение им углерода.

Данные проявили, что в период с 1986 по 2018 год в Бразилии было восстановлено в общей трудности 262 791 км² вторичных лесов. Это соответствует 59% площади старовозрастных лесов, вырубленных в бразильской Амазонии в период с 1988 по 2019 год.

Восстановленные леса были размещены по всей Бразилии, а меньшая их толика приходилась на Пантанал [водно-болотные угодья в центрально-западном регионе], составляя 0,43% [1120 км²] от общей нанесенной на карту площади. Большая толика приходилась на Амазонку — 56,61% [148 764 км²]. Каатинга [полузасушливый биом на северо-востоке] составлял 2,32% [6 106 км²] от общей площади и имел самые юные вторичные леса — наиболее 50% принадлежали к возрасту от 1-го до 6 лет. Атлантический тропический лес занимает 2-ое пространство по размеру восстановленных территорий, с 70 218 км² (либо 26,72% от общей площади), и имеет самый старенькый.

Крус де Арагао

Четыре шага исследования

Исследователи употребляли способ, реализованный в Гугл Earth Engine (GEE), и временные ряды данных из Бразильского каждогоднего проекта по составлению карт землепользования и земляного покрова (MapBiomas), начиная с 1986 года. Они сделали 131 справочную карту за 33 года меж 1986 и 2018 годы, покрывающие вторичные леса, разбитые по биомам. Начальный материал доступен по адресу тут и тут.

Исключив водно-болотные угодья, они выполнили методологию в четыре шага. Поначалу 34 карты из MapBiomas были переклассифицированы в двоичные карты, в каких пикселям, представляющим лесные местности, было присвоено <span class="wp-tooltip" title="Обобщенная форма отражения индивидумом общественно-исторического опыта Запечатлено в схемах действий понятиях соц ролях нормах и ценностях Система значений индивидума обусловливает управление действиями его деятель" «1», а пикселям, подходящим остальным видам землепользования и типам покрытия, было присвоено <span class="wp-tooltip" title="Обобщенная форма отражения индивидумом общественно-исторического опыта Запечатлено в схемах действий понятиях соц ролях нормах и ценностях Система значений индивидума обусловливает управление действиями его деятель" «0». Мангровые заросли и лесные высадки были исключены. Любой пиксель соответствовал площади 30 на 30 метров.

Потом ученые определяли прирост вторичных лесных площадей, используя карты, сделанные на прошлом шаге, пиксель за пикселем. На 3-ем шаге исследователи сделали еще 33 карты, показывающие размер вторичных лесов из года в год. 

В конце концов, оставалось высчитать возраст нанесенных на карту вторичных лесов. Для этого ученые сложили карты годичного прироста вторичного леса, приобретенные на прошлом шаге. 

Выбросы и потенциал лесов

Возможное незапятнанное поглощение углерода вторичными лесами в любом бразильском биоме в период с 1986 по 2018 год было рассчитано попиксельно, исходя из догадки, что средняя линейная незапятнанная скорость поглощения углерода составляет 3,05 Мг C га −1  год −1 (мегаграмм на гектар в год) в течение первых 20 лет. лет вторичной сукцессии леса независимо от возраста. Предполагалось, что незапятнанное потребление будет нулевым через 20 лет.

Пантанал занес меньший вклад, на его долю приходилось 0,42% вторичного поглощения углерода лесами в период с 1986 по 2018 год. Биом Амазонки занес больший вклад, составляя 52,21%. В исследовании изготовлен вывод о том, что предполагаемое поглощение углерода всеми вторичными лесами в Бразилии компенсировало 12% выбросов углерода в итоге обезлесения лишь в бразильской Амазонии в период 1988-2018 гг. Но по сути это не весьма много.

Что в итоге?

Беря во внимание, как принципиальна Амазония, восстановление лесов обязано и далее длиться. Общая площадь вторичных лесов, как видно, не очень возросла по сопоставлению с площадью вырубленных лесов, отмечают ученые. Это соединено с землепользованием, в особенности в Амазонии. Обезлесение значит утрату остальных преимуществ естественных лесов, которые играют неподменную роль в гидрологическом цикле и в поддержании биоразнообразия — еще больше,чем вторичный лес. Они также наиболее устойчивы к изменению атмосферного климата.

Новейшие данные могут посодействовать бразильским политикам принять решение о методах защиты биоразнообразия и спланировать внедрение и защиту вторичных лесов. «Они не защищены и предоставляют принципиальные услуги. По сути, они обычно больше всего мучаются от конверсии в цикле землепользования в Амазонии. сейчас мы можем осознать, почему они так срочно заслуживают защиты», — заключают ученые.

Услышат ли ученых власти?

Читать также

Ученые узнали, как конкретно термический нарушающее его гомеостаз«>стресс (неспецифическая (общая) реакция организма на воздействие (физическое или психологическое), нарушающее его гомеостаз) повреждает сперму

Годичная миссия в Арктике завершилась, и данные неутешительны. Что ожидает население земли?

На 3 денек Источник