Вольфганг Хекль — о Немецком музее, иммерсивных технологиях и ауре от оригиналов

В мире около 55 тыс. музеев в 202 странах, из которых практически 33 тыс. находится в США (Соединённые Штаты Америки — деятельность — не попросту хранение исторических артефактов, сейчас это к тому же научно-исследовательская работа, организация шоу, логистика и обучение (педагогический процесс, в результате которого учащиеся под руководством учителя овладевают знаниями, умениями и навыками). Музеи изменяются, стают информативнее, дают гостям погрузиться в действительность памятных событий мировой истории. Директор Германского научно-технического музея в Мюнхене Вольфганг Хекль сказал «Хайтеку», почему музей сейчас — это высокотехнологичное и наукоемкое предприятие.

Вольфганг Хекль — германский биофизик, специализирующийся на нанонауках и сканирующей зондовой микроскопии. Генеральный директор Германского музея с 2004 года. Считает одной из собственных основных задач популяризацию науки. С 2009 года возглавляет центр научных коммуникаций в Техническом институте Мюнхена.

Германский музей достижений естественных наук и техники, либо Германский музей — самый большой музей естествознания и техники в мире. Размещен в Мюнхене. В нём собрано около 28 тыс. экспонатов, представляющих наиболее 50 отраслей науки. Необъятные коллекции экспонатов музея из мира техники и естествознания осматривают раз в год наиболее 1,5 млн человек.

Теория музея — очень заинтриговать и приблизить обыденных людей к научным и техническим познаниям. В музее показано историческое развитие естественных наук и технологий, разъясняется их значение для технического и общественного развития общества. В музее также существует особая библиотека по истории естественных наук и технологий, насчитывающая около 850 тыс. томов и архивы с бессчетными уникальными документами.

Германский музей был основан по инициативе Оскара фон Миллера в 1903 году на собрании Союза германских инженеров как «музей шедевров естествознания и техники». 1-ые экспонаты состояли из математико-физических коллекций, привезенных со всей Баварии. Новое здание на Музейном полуострове раскрылось в 1925 году. Во время 2-ой мировой войны было разрушено около 80% спостроек музея, которые были вполне восстановлены к 1948 году.

Музей — это современно

— Современный музей должен всё еще хранить что-то древнее либо идти в ногу со временем? Какой «возраст» должен быть у экспонатов, чтоб попасть в музей сейчас?

— Это неплохой вопросец! Дело в том, что представления различных групп гостей приметно различаются. Для части из их в музее обязано быть древним всё, остальные желали бы созидать здесь самые современные технологии.

Но для нас — как музея естественных наук и техники — ответ весьма прост: мы желали бы демонстрировать всё. 1-ый самолет, новый комп, 1-ый мотор на дизеле и самый крайний айфон. Мы выставляем макеты, которые даже не запущены в Создание, вместе с глиняними посудинами, возраст которых исчисляется веками.

естественно, на наших выставках должны быть и самые новейшие научные открытия. Потому возраст экспонатов не ограничивается ни в минимальную сторону, ни в наивысшую.

Топ-3 самых больших технических музеев мира

Германский музей достижений естественных наук и техники в Мюнхене — самый большой технический музей в мире. Выставленные тут экспонаты относятся к наиболее чем 50 отраслям науки. тут можно на практике закрепить школьную программку по физике и химии, стать членом команды пожарных, изучить загадочный морской корабль, выстроить собственный город и сконструировать оросительную систему. Более запоминающийся экспонат — модель угольной шахты XVIII века.

Музей науки и индустрии в Чикаго открывает «гения» в любом посетителе, потрясая имитациями природных явлений и объясняя сущность происходящих действий снутри и вокруг нас. Гармоническое сочетание физики, химии и людского любопытства в Лаборатории штормов дозволит даже ребенку осознать сущность таковых явлений, как торнадо, цунами, молния, огнь и солнечный свет. Прямо в музее можно отправиться в путешествие из Денвера до Чикаго на первом дизельном поезде «Пионер Зефир» и погрузиться под воду на германской лодке U-505, захваченной в процессе 2-ой мировой войны.

Музей науки в Лондоне основан еще в викторианскую эру. сейчас тут можно поглядеть на то, каким мир может стать в 2050 году, выяснить, как население земли управится с конфигурацией атмосферного климата и уменьшением припасов энергоносителей. В дальний Космос вы отправитесь благодаря 3D-технологиям, где астронавты совместно с посетителями совершат цель по обслуживанию телескопа Hubble. В 4D-кинотеатре можно ощутить выпуклость лунного грунта и — Теория «всепригодного музея» постоянно наталкивается на чисто физические ограничения. Как показать публике «гумбольдтовский космос»?

— Теория «всепригодного музея» принадлежит основоположнику нашего музея Оскару фон Миллеру. Он желал сделать на этом месте нечто вроде доступной энциклопедии либо интерактивного словаря. И мы от данной для нас идеи не собираемся отрешаться.

Александр фон Гумбольдт — германский естествоиспытатель, географ и путник. Изучал естествознание, экономические науки, Право и горное дело в институтах во Франкфурте-на-Одере и Гёттингене. Выполнил многосторонние исследования природных ресурсов, географии, атмосферного климата, звериного и растительного мира, этнографии, истории, индустрии государств Америки, Азии и Европы.

Попробовал обобщить все научные познания о природе Земли и Вселенной в монументальном труде «Космос». Его Гумбольдт считал делом всей собственной жизни — выразил в 4 томах осознание физического мира и проповедовал взор на природу как на целое, в каком обилие находится в единстве.

естественно, у нас не бескрайние площади и поверхностей для выставок недостаточно, но это дело чести — показать все разделы науки и технологий. Данный принцип сработает, если вполне отдаться неизменному процессу обновления и не страшиться отрешаться от тем, которые не сыграют большенный роли в дальнейшем.

У нас была впечатляющая неизменная выставка на нефтегазовую тему, но сейчас мы от нее отказались, и гости не сетуют. Еще была большая выставка ткацкой техники с десятками станков. Очевидно, без ткацкого станка о истории индустриализации поведать нереально, но для этого не требуется такового количества.

Так что это типичный процесс эволюции: существует огромное количество принципиальных научных и технологических тем, которые выживут в музее до конца как самые важные и многообещающие. При всем этом цифровой мир дает возможность демонстрировать почти все вещи в виртуальном пространстве. И это один из путей, по которому мы тоже двигаемся.

«Мы не только лишь выставляем новейшие технологии, да и пользуемся ими»

— Сколько выставок проводится в Германском музее сразу и как нередко их меняют?

на данный момент лишь на Музейном полуострове открыто больше 30 выставок, к этому числу необходимо добавить выставки на тему воздухоплавания и покорения вселенной на воздушной верфи в Шлайсхайме. Не считая этого, весьма большая выставка на тему наземного транспорта — в нашем Центре транспорта. И плюс еще экспозиция о современных германских разработках в Бонне.

Вольфганг Хекль

Наш новейший «музей грядущего» раскроется в Нюрнберге к концу 2020 года. В связи с сиим во всех местах проводятся спец выставки — к примеру, «Галлактическое кафе» на Музейном полуострове, которое лупит все рекорды по количеству гостей. Особые выставки масштабом гораздо меньше изменяются любые полгода, огромные экспонируются от года до 2-ух.

— Какую пользу может принести платформа Arduino в музейном деле?

— Новейшие технологии заинтересовывают нас не только лишь исходя из убеждений выставочной ценности. Они дают совсем новейшие дидактические способности. К примеру, можно воскресить экспонаты при помощи технологий виртуальной действительности, погрузив зрителей в ту среду, где они обычно употребляются по предназначению. При всем этом большая паровая машинка не остается только выставочным прототипом, можно представить ее в действии, на фабрике. С дополненной реальностью почти все предметы на выставке будут восприниматься в контексте, а современное управление с помощью программирования — это важный инструмент для огромного количества неповторимых демонстраций.

Arduino — платформа для построения обычных систем автоматики и робототехники, направленная на непрофессиональных юзеров. Программная часть состоит из бесплатной оболочки для написания программ, их компиляции и программирования аппаратуры. Аппаратная часть представляет собой набор смонтированных печатных плат. Стопроцентно открытая архитектура системы дозволяет свободно копировать либо дополнять линейку продукции Arduino. Может употребляться для сотворения автономных объектов и подключаться к компам через обычные проводные и беспроводные интерфейсы.

Раз уж мы заговорили о Arduino: в наших электрических мастерских с экстазом употребляют их платы, допускающие очень гибкое применение. При всем этом детки и молодежь, посетившие музей, могут поработать в специализированных лабораториях и экспериментальных мастерских. В собраниях музея есть даже одна из первых плат Arduino. Как говорится, мы не только лишь выставляем новейшие технологии, да и пользуемся ими — и для музея, и для гостей.

— Вы используете технологию фазированной сетки для неразрушающего контроля скульптур? Как вышло, что она перешла в музейное дело из «оборонки»?

— Неразрушающие проверки состояния всё почаще используются не только лишь в медицине, да и для исследовательских работ в области культуры. Для обследования больших экспонатов мы используем большие компьютерные томографы. Поэтому что весьма нередко обследуемые объекты замурованы под слоями краски либо их нереально разобрать, не повредив.

Три наших узнаваемых экспоната — один совсем неповторимый BMW, подлинный планер Отто Лилиенталя и ракетный истребитель Ме.163 — просвечивали в большой установке для компьютерной томографии (Томография др.-греч. — сечение — получение послойного изображения внутренней структуры объекта). Частично благодаря этому обследованию удалось получить даже новейшую информацию о истории данных экспонатов, также узнать принципиальные моменты: каким образом строить их реставрацию и в которых критериях их лучше выставлять.

BMW 328 Wendler во время неразрушающей проверки при помощи КТ (Компьютерная томография — метод неразрушающего послойного исследования внутренней структуры объекта)

BMW 328 Wendler — 1-ый германский кар, показавшийся в конце 1930-х годов и имевший аэро систему кузова. Лазерное 3D-сканирование и компьютерная томография (получение послойного изображения внутренней структуры объекта) XXL ответили на принципиальные вопросцы о истории и оригинальности кара.

Карл Вильгельм Отто Лилиенталь — германский инженер XIX века, один из пионеров авиации, объяснивший предпосылки парения птиц. сделал науку о планеризме. Сам строил планеры и сделал на их наиболее 2 тыс. полетов. В 1896 году смелый испытатель разбился. Планеры Отто Лилиенталя копировали устройство крыла птицы.

«Мессершмитт Ме.163 Комета» — единственный в истории авиации самолет-бесхвостка, снаряженный жидкостным ракетным движком. Не считая этого, он имел и остальные индивидуальности: к примеру, узенькая специализация — дневной перехватчик для борьбы с бомбовозами союзников, способный развивать рекордную для того времени скорость и скороподъемность. Опосля взлета самолет сбрасывал шасси, а приземлялся на выдвижную лыжу. Из-за малого количества горючего самолет не мог совершить повторный заход на цель.

Музей как научно-исследовательский центр

— Музейные объекты из нитроцеллюлозы весьма тяжело сохранить. В Германском музее проводится — Любопытно, что вы спросили о этом. Это вправду суровый вопросец для нас. Так как в Германском музее собралось столько технических экспонатов, играет роль и тот материал, из которого они сделаны, также методы уберечь от распада искусственные материалы.

Экспонаты, отчасти либо вполне сделанные из нитрата целлюлозы, — важная часть нашего собрания, но нестабильный материал сохранить тяжело. В процессе разрушения нитрата целлюлозы освобождаются ядовитые газы, и угроза для материалов, расположенных в конкретной близости, также вырастает.

Целлулоид — пластмасса на базе нитрата целлюлозы, содержащая пластификатор (касторовое либо вазелиновое масло, синтетическая камфора) и краситель. Целлулоид применялся для производства кино— и фотоплёнки, планшетов, линеек, корпусов музыкальных инструментов, разных галантерейных продуктов и игрушек. Длительное время служил материалом для производства мячей для настольного тенниса.

Индивидуальности целлулоида — высочайшая горючесть и разлагаемость с течением времени из-за нестойкости пластификаторов.

Мы разработали особые условия хранения, чтоб законсервировать подобные объекты на длинный срок. Чем ниже температура, при которой они хранятся, тем посильнее замедляются хим процессы распада. Мы возлагаем надежды, что сможем создать для музеев управления, которые дозволят сохранять эти нестабильные материалы для будущих поколений.

— В музее применяется способ чистки экспонатов с помощью неравновесной плазмы атмосферного давления. Плазма — это ведь что-то весьма раскалённое, разве она не наносит вред материалу?

— Мы пробовали чистить атмосферной плазмой пластмассовые поверхности компов в рамках 1-го из исследовательских проектов. Со временем эти поверхности из искусственных материалов получают желтизну. Плазменная низкотемпературная горелка, которую мы применяли, была разработана специально для работы с культурными ценностями. Соответственно, чистка не проходила при больших температурах и числилась неопасной. Другое дело, что результаты опыта проявили, как уникальная текстура материалов изменяется из-за этого метода чистки. Мы, очевидно, стараемся избегать подобного финала.

Детки в музее: кто все это чинит

— Кроме осмотра экспонатов, гости Германского музея учавствуют в опытах и практических упражнениях. У меня один вопросец — кто позже всё это чинит?

— Германский музей — это место для совместных действий. Здесь имеются мастерские и лаборатории для тестов, и предназначаются они не только лишь для деток. Имеются научные шоу, демонстрации с электрическими микроскопами. Есть даже лаборатория ДНК (Дезоксирибонуклеиновая кислота — макромолекула, обеспечивающая хранение, передачу из поколения в поколение и реализацию генетической программы развития и функционирования живых организмов), где гости могут поэкспериментировать с своими эталонами. Сотрудники находятся повсевременно, они подготавливают все опыты и дают пояснения.

— Большущая часть гостей музеев — детки. Как для вас удается сохранить экспонаты и не уничтожить Энтузиазм деток к выставке?

— Мы гордимся тем, что у нас столько молодых гостей. Нам приходится со почти всем мириться, потому что эти детки — будущее мира, а означает, науки и техники тоже. И мы желаем, чтоб детки тоже могли что-то потрогать и испытать, ведь это всё же интерактивный музей. Все муляжи должны изготавливаться весьма крепкими, чтоб выдержать Потребность целого класса их потеребить, но наши мастерские в курсе и могут такие сделать. Мне принципиально, чтоб музей был {живым}, со обилием малеханьких человечков, пусть даже кто-то из их время от времени что-то разносит. Вещи можно починить.

Вольфганг Хекль

естественно, не надо давать пятилетке играться с микроскопом Левенгука. Есть золотая середина: неподменные экспонаты и в принципе экспонаты необходимо держать защищенными, но если вы желаете стопроцентную защиту всего, то не можете ничего выставить либо пустить зрителей в музей.

Антони ван Левенгук — нидерландский натуралист, конструктор микроскопов, основатель научной микроскопии, исследовавший при помощи собственных микроскопов структуру разных форм жив материи. Он умел создавать линзы, увеличивающие в 200–270 раз. Линзы закреплялись на особом штативе, потому что для нужного роста принципиально, чтоб исследуемый объект находился буквально напротив линзы и на определенном расстоянии от нее. За свою жизнь Левенгук сделал наиболее 200 микроскопов.

сколько совершенно юных людей, к примеру, в возрасте до 18 лет, посещают музей? Не отымают ли они хлеб у экскурсоводов, прочитав обо всех экспонатах в сети?

— 45% наших гостей — молодежь. И нет, эти 750 тыс. гостей не отбирают работу у наших гидов, напротив, готовы своими вопросцами им плешь проесть. Некие, естественно, могут придти в экстаз от нашего нового приложения и, быстрее, будут управляться им при путешествии по музею. здесь уж кому как нравится. У нас есть лаборатории для гостей, в каких они играют, мастерят, пробуют программировать и ставить опыты. Для самых малеханьких гостей есть их свой детский мир, там разрешается играться, сколько душе угодно.

Музейное будущее

— Посещение современных музеев ничем не различается от виртуальной экскурсии, большая часть экспонатов находится за стеклом либо совершенно на складах. На ваш взор, веб либо VR с течением времени похоронят музеи?

— С данной для нас точки зрения наш музей совсем особый. У нас, естественно, можно пощупать не любой экспонат, но мы как раз музей для тех, кто желает трогать и пробовать. Германский музей направил на себя внимание благодаря высочайшей интерактивности, и этот уровень таковым и остается. У нас можно поглядеть в микроскоп, и если даже для необычного экземпляра такое не нужно из-за его ценности, мы сделаем его точную копию или муляж, которые можно трогать.

При всем этом разработка виртуальной действительности дает музею доп способности: например, гости у нас могут оказаться в неописуемо достоверной симуляции путешествия по лунной поверхности либо лично пилотировать планер Лилиенталя. Мы достаточно далеки от обычных музеев с витринами, точнее, еще далее, чем подавляющее большая часть остальных музеев.

И, не считая того, есть что-то такое, что мы окрестили бы аурой от оригиналов. И она лишь усилится для большинства людей. Вы сможете узреть через веб почти все вещи, но кто даст для вас гарантию, истинное ли то, что вы там узрели? В музее вещи всё еще имеют истинное содержание и настоящую Ценность. Вы сможете сами убедиться: у нас здесь вправду есть, например, 1-ый дизельный мотор. Ситуация веба такая, что вы даете себя одурачить любому, кто ведает для вас, как было найдено одно либо другое.

И в конце концов: пока вы стоите в зале с сильными машинками, сами сможете следить, как вертятся колеса циклопических паровых машин, слышите шум воды, бегущей под мельничными жерновами, сможете понюхать нефть. Опосля этого вы сможете спросить музейного сотрудника, как работает паровая машинка, всё это вы отыщите лишь здесь, а не в Вебе.

До недавнешних пор музеи были местом, где ничего недозволено трогать. Не считая того, даже поглядеть на огромную часть экспонатов было нереально, потому что они хранились в запасниках музея и не постоянно показывались публике. Но новейшие технологии и разработки в области пользовательского интерфейса вполне перевернули эту теорию. сейчас на современных выставках и в музеях используются технологии, побуждающие гостей остаться и даже поиграть с экспонатами:

  • веб сделал революцию в музейном деле. Сейчас вы сможете совершить экскурсионную поездку по музею из хоть какой точки мира и оглядеть даже те экспонаты, которые находятся в музейных хранилищах.
  • AR/VR — иммерсивные технологии, дополненная и виртуальная действительности дозволят для вас ощутить атмосферу эры либо событий, связанных с тем либо другим экспонатом, стать их конкретным участником.
  • Искусственный ум даст возможность «пообщаться» с конкретными участниками исторических событий и скажет о их самую подробную информацию.
  • Аддитивные технологии — трехмерная печать помогает воссоздать экспонаты, отдать гостям возможность физического контакта с ними либо даже взять их для себя на память.
  • Движения рук, шаги, прикосновение и даже глас сейчас могут отдать для вас аудиовизуальный и сенсорный опыт, который поразит вас информацией и скажет свою историю.
  • Источник