Скромный дом Кшесинской, пушки и каска Адриана

Ровно 105 лет российская армия оказалась на грани разгрома и началось известное «Величавое отступление»


Величавый князь Сергей Михайлович. фото с веб-сайта wikimedia.org

Как понятно, любители королевской Рф, пускающие по ней жадную слезу в перерывах меж хрустом французской булки, весьма нередко проводят параллели меж Первой мировой войной и Величавой Российскей. И приводят железобетонный, как им кажется, аргумент. Мол, при царе немцы дошли лишь до Риги, а вот при Сталине они дошли до Волги.

Хрустобулочникам никчемно разъяснять, что до Риги немцы дошли не поэтому, что их утомила и обескровила в боях российская армия, а поэтому что наилучшие свои дивизии они бросили на Западный фронт, где в упрямых схватках их вправду изматывали поначалу англо-французы, к которым позднее присоединились америкосы.

Если б немцы не имели второго фронта на Западе, то от королевской армии остались бы печальные мемуары уже в 1914 году.

Вспомним, с какой легкостью немцы только частью собственных сил разгромили армии Самсонова, Ренненкампфа и Сиверса. А вот Сталину в 1941 году пришлось вести войну не только лишь с германцами, да и с гитлеровскими союзниками, а это была фактически вся Европа, кроме Туманного Альбиона.

И уж если именовать вещи своими именами, то 6-я армия Паулюса со своими венгерскими и итальянскими «шестерками» дошла не до Волги, а до собственной могилы на берегу данной нам реки.

Также хрустобулочники обожают инкриминировать Сталина в неготовности к войне, что привело к большим жертвам. При всем этом они никогда не сумеют разъяснить, почему стопроцентно отмобилизованные англо-французы, к тому же находящиеся на фронте девять месяцев, были разбиты в пух и останки в мае 1940 года. Немцы вошли в Париж, а британцы, бросив всё тяжелое вооружение, сбежали к для себя на острова.

Не сумеют они разъяснить, почему российская армия, вступив в Первую мировую войну, не имела собственных истребителей, собственного производства авиамоторов, не имела собственных броневиков, не имела дредноутов, да даже с винтовками всё было весьма плохо. Недостаток был также со снарядами и патронами.

Ввязываясь в серьёзную стычку с экономическим фаворитом Европы – Германией, царское правительство не озаботилось переводом экономики в режим военного времени, что не могло не сказаться на страшенной нехватке боеприпасов и пушек, ну и всего остального тоже.

Вот о пушках побеседуем наиболее тщательно.

Навряд ли для кого-либо является секретом тот факт, что в королевской Рф на всех «тёплых» должностях посиживали различного рода проф паразиты – родственники царя, никчемные генералы и адмиралы, допущенные до «августейшего тела», и остальные «муниципальные мужи», чья выдающаяся лень и тупость не раз заставляла изумляться как российский люд, так и иноземцев.

Изумляли они сначала собственной зашкаливающей дурностью.

Вот соответствующий пример: перед Первой мировой войной Артиллерийский комитет, являвшийся епархией величавого князя Сергея Михайловича и по совместительству генерала-инспектора артиллерии, не вымыслил ничего наиболее умного, как заказать партию осколочно-фугасных снарядов… верно, в Германии. Которая числилась возможным противником уже несколько лет.

В 1914 году в Дюссельдорф на Рейнский завод направились два российских офицера располагать заказ на снаряды и управлять их отправкой в Россию. Кончилось это всё стршным конфузом – немцы снаряды сделали, средства освоили, как лишь началась война, офицеров выслали в лагерь военнопленных, где они и «загорали» всю войну.

Спрашивается, а недозволено ли было отозвать офицеров домой ввиду приближения войны? А недозволено ли было заказать снаряды в другом месте, а не у возможного на 100% противника?

А для чего? У генералов-артиллеристов есть дела и поважнее. Как и у величавого князя Сергея Михайловича, который на пару с остальным величавым князем – Андреем Владимировичем — предавались любовным развлечениям с танцовщицей Матильдой Кшесинской, которая необычным образом стала акционером военного Путиловского завода и близко дружила с представителями французского концерна Шнейдер.

По изумительному совпадению, конкретно у концерна Шнейдер генерал-инспектор артиллерии Сергей Михайлович заказывал пушки для российской армии.

Стоили пушки очень дорого, и заказано их было не так и много. Но по следующему изумительному совпадению в 1906 году Матильда Кшесинская въехала в специально для неё построенный шикарный дом на большенный Дворянской улице в Санкт-Петербурге.

В этом коттедже было электронное освещение, что было тогда всё ещё диковиной, а ещё там был фонтан. Не во дворе дома, а конкретно в доме, что было неслыханной диковиной.

Необходимо отметить, что величавый князь Сергей Михайлович в 1904 году не находился в должности генерала-инспектора ещё и года, но дом Кшесинской уже начали строить.

Будучи в тесноватых отношениях с концерном Шнейдер, Матильда Феликсовна не запамятовал и Путиловский завод, акционером которого она была. И снова-таки, по изумительному совпадению, этому заводу нередко доставались весьма «жирные» оборонные заказы.

Понимающие люди прямо гласили, что вооружение российской армии артиллерией происходит не в итоге заседания различных комиссий и тендеров, а горячими ночами в спальне Матильды Феликсовны.


Матильда Кшесинская (польск. Matylda Krzesińska). фото с веб-сайта wikimedia.org

Кшесинская являлась одним из самых узнаваемых коррупционеров королевской Рф, да она особо этого и не скрывала, а напротив, обожала выйти в свет с дорогущими украшениями, а её дому завидовал весь Петербург. Так она и посиживала на откатах, «крышуемая» величавыми князьями, пока революция 1917 года не покончила с гнилостным самодержавием, величавыми князьями, их любовницами и иными паразитами.

Очевидно, несложно додуматься, к чему приводят делишки коррупционеров, присосавшхся к оборонному бюджету – Наша родина к Первой мировой войне оказалась не готова. Не Сталин оказался не готов, как обожают утверждать хрустобулочники, а королевская Наша родина была не готова к большенный войне, и в особенности катастрофическое состояние дел было в тяжеленной артиллерии, которая во время войны сыграла колоссальную роль.

Вот какую оценку российской артиллерии намедни войны отдал генерал Е. З. Барсуков, который всю свою жизнь занимался вопросцами артиллерии поначалу в королевской, а позже в Красноватой Армии.

«По полному количеству батарей и числу орудий Наша родина к началу мировой войны существенно уступала Германии, а в отношении легких гаубиц и тяжеленной артиллерии уступала даже австрийцам». «По числу орудий на 1000 штыков, Наша родина была слабее всех стран».

И хорошо бы ещё было не достаточно пушек, так и снарядов к ним не хватало.

В 1-ые месяцы войны российской артиллерии каждый месяц требовалось 45 000 снарядов, но российские фабрики выпускали лишь 13 000 снарядов.

От хрустобулочников мы знаем, что Наша родина намедни войны была чуток ли не мировым экономическим фаворитом, так что тогда мешало выпускать не ничтожные 13 000 снарядов, а 50 000?

Через семь месяцев опосля начала войны российская индустрия поднапрялгась и смогла выпускать лишь 20 000 снарядов.

Чем все-таки покрывалась недостача?


Как здесь не вспомянуть величавого комбинатора Остапа Бендера и его бессмертную фразу – заграница нам поможет. Куда обязаны были обратиться королевские бесталантные генералы-паразиты, которые поначалу задумывались целых 5 лет, как и чем вооружать армию опосля зазорной русско-японской войны, да и через девять лет не смогли вооружить армию нормально.

Вот что пишет о этом генерал Е. З. Барсуков: «Основная ошибка заключалась в том, что российский генеральный штаб и правительство королевской Рф не учли, что война будет проявляться не только лишь в столкновении вооруженных сил и в работе тыла армий, да и в борьбе народных хозяйств, что армия во время войны будет жить не на мобилизационные припасы, а на производительность страны».

Говоря иными словами, Барсуков прямо пишет о неготовности королевской армии к войне.

Необходимо отметить особо – это пишет не марксистко-ленинский пропагандист времен Штатской войны, это пишет королевский генерал, создатель российской тяжеленной артиллерии особенного предназначения.

К огорчению, сотворена она была уже во время Первой мировой войны, в то время как Германия приступила к созданию аналогичной артиллерии ещё в 1909 году. К нашему несчастью, Германией на том историческом отрезке правили не идиоты, а умные люди, создавшие наилучшую сухопутную армию мира и самую многочисленную и весьма доброкачественную артиллерию.

В Рф все было с точностью до напротив.

Одуревший от любовных утех с Кшесинской генерал-инспектор артиллерии, величавый князь Сергей Михайлович не только лишь не сумел вооружить армию достаточным количеством пушек, так и снаряды к ним не заготовил в подходящем количестве.

Ну человек же не двужильный, нужно успевать и любовнице время уделять, и с западными «партнёрами» деликатные и принципиальные дела решать – в чей кармашек сколько тыщ казенных рублей «откатится». При таком напряженном графике не до артиллерии.

Кончилось всё и совсем анекдотично – переутомившийся величавый князь за несколько лет до войны изволил отбыть в Париж, и из этого славного городка его высочество по телеграфу управлял российской артиллерией.

Стоит гласить, что крайний российский правитель весьма обожал собственного родственника и повсевременно его награждал. А свою первую заслугу – орден св. Андрея Первозванного – величавый князь ухитрился получить, когда не мог ходить и гласить, через недельку опосля рождения.

В течение всей жизни Сергей Михайлович, никогда не побывавший в бою, был награжден ещё дюжиной как российских, так и зарубежных орденов, а генералом стал в 34 года.

Помнится, хрустобулочники не упускали варианта облить помоями Василия Сталина за приобретенное в 25 лет генеральское звание, вот лишь Василий Сталин понюхал пороху, рисковал жизнью и знал, что такое война не понаслышке. А величавый князь Сергей Михайлович если где геройски и сражался, так лишь в спальне Матильды Феликсовны.

1915 год поставил перед королевскими горе-управленцами весьма обычный вопросец – чем вести войну далее?

Орденоносные действенные менеджеры кинулись с протянутой рукою не только лишь к англо-французским партнёрам, да и запросили помощи у вчерашних противников – японцев.

Французы отгрузили в Россию старенькые пушки 1878 года, а жители страны восходящего солнца сбагрили весь артиллерийский неликвид. Положение на фронте это не очень улучшило, зато очень усугубило логистику – сейчас пичкать русскую армию приходилось доп типами снарядов, которых, очевидно, Наша родина получала столько, сколько изволили отгружать партнеры. Не весьма много-то отгружали, стоит сказать.

А вот платить за орудие приходилось много, и лишь за один год войны Наша родина задолжала Великобритании 757 миллионов фунтов стерлингов. Это была стоимость дурности, лени и узколобости николаевских управленцев, которые, ввязавшись в стычку с мировым экономическим фаворитом – Германией — не смогли к данной нам стычке как надо приготовиться. Как итог, к началу 1915 года Наша родина растеряла 1 миллион 350 тыщ боец убитыми, ранеными и пленными, и это тоже можно считать платой за гниль королевской системы.

Не будет преувеличением утверждение, что русскому бойцу приходилось биться на два фронта – против германцев и австрийцев, а в тылу ему всячески вставляли палки в колеса косные, вороватые и бесталантные королевские «действенные менеджеры». Сотки тыщ боец гнали на фронт, не удосужившись их толком одеть и вооружить, а всё поэтому, что ряд высокопоставленных идиотов не задумывались, «что война будет таковой». 

Идиоты не смогли создать выводы из русско-японской войны, первой масштабной войны ХХ века. Так вышло, что заместо российских генералов, которые в массе собственной умели лишь паразитировать на народе, опыт русско-японской войны лучше всех исследовали немцы, а николаевским золотопогонным генералам, увешанным орденами от маковки до пупа, приходилось всему обучаться поновой, оплачивая свое учение кровью (внутренней средой организма) российского бойца. Вообщем, дураков учить, что мертвого вылечивать.

В 1915 году французский полковник Огюст-Луи Адриан предложил ввести в экипировку французских боец железную каску своей разработки. Каска эта в предстоящем стала называться железным шлемом Адриана, и французские фабрики выпустили наиболее 10 миллионов касок для армий ряда государств, включая русскую. Но если принятие данной нам каски, к примеру, бельгийской армией прошло стремительно и без проволочек, то в Рф всё приняло форму обычного идиотизма.

Ах так обрисовал это торговый представитель во Франции полковник А.А. Игнатьев, будущий генерал Красноватой Армии: «Напрасно навязывал я этот вид снаряжения русскому командованию, предлагая применять с данной нам целью налаженное во Франции изготовка касок. Николай II, которому были демонстрированы высланные мною эталоны, отыскал, что каска лишает российского бойца воинственного вида. Потребовалась и здесь острая телеграфная полемика с Петроградом, чтоб получить разрешение на срочный заказ через французское правительство 1-го миллиона касок».

Говоря иными словами, Игнатьев дает спешно принять каску Адриана на вооружение российской армии, но царю не нравится наружный вид боец. То, что каска на четверть уменьшает число смертельных ранений в голову, царя совсем не тревожит.


Французская пехотная каска эталона 1915 года. Фото с веб-сайта wikimedia.org

Вослед за каской Адриана свою каску разработали британцы, а немцы устроили целый цикл испытаний, в итоге которых приняли каску М1916, которая защищала германских боец в обе мировые войны. И лишь в Рф боец оставили в фуражках. С незащищенной головой, но зато «воинственного вида».

Игнатьеву в конце концов удалось уверить царя в необходимости каски, и в 1916 году был изготовлен 1-ый заказ. Очевидно, во Франции, где же ещё? Ведь наклепать простых касок на русских заводах – это была неразрешимая неувязка для «бурно возрастающей русской экономики», как обожают говорить хрустобулочники.

Французы касок Адриана наклепали, но это было полдела. Ещё требовалось их доставить в Россию.

Британцы и французы высылали пароходы со снаряжением в Мурманск, и на этом пути корабли поджидали германские подводные лодки. Не все корабли доплыли до пт предназначения, встретившись с германскими субмаринами, в итоге чего же 160 000 тыщ касок оказались на морском деньке. А ещё 180 000 тыщ касок французы не выслали в Россию опосля революции. Таковым образом, Наша родина оплатила, но не получила касок, которых хватило бы на оснащение 22 дивизий.

Как понятно, у хоть какой дурности имеется предел, но к королевским «действенным менеджерам» это не относится. Их пустые головы, предназначенные только для приема еды, способны сотворить такое, чего же, чудилось бы, сотворить нереально.

С годовым опозданием в Рф была разработана своя модификация каски Адриана, Создание которой решили сделать на финских заводах. Финны заказ выполнили, а здесь грянула Октябрьская революция, Финляндия стала независящей, и каски финны оставили для себя, отгрузив очень маленькую часть из двухмиллионного заказа.

В итоге практически всю Первую мировую войну российские бойцы провоевали без касок. Точнее, каски имела только незначимая часть боец, и остается лишь догадываться, сколько российских жизней удалось бы сохранить, если б правитель задумывался о защите бойца, а не о его наружном виде.

А ведь просто могло бы так сложиться, что Игнатьев, получив августейший отказ, мог бы в предстоящем не отстаивать свою точку зрения, умыть руки и отступить в сторонку. Но он оказался принципным и смелым офицером, не побоявшимся возражать царю. Как потом он не страшился возражать Сталину, и тот весьма ценил бывшего графа, кавалергарда и королевского генерала Игнатьева. Видя в нем думающего, делового человека и патриота.

Закупая до Первой мировой войны, а потом и во время неё, различное орудие во Франции, Игнатьев не один раз общался с величавым князем Сергеем Михайловичем, о котором у него сложилось очень негативное воспоминание. Не как о человеке, как о генерал-инспекторе артиллерии.

Величавого князя Игнатьев считал, мягко говоря, несведущим и зря занимающим свою должность, на которой он принес стране больше вреда, чем полезности, практически оставив русскую армию намедни войны без актуально нужной тяжеленной артиллерии.

При всем этом Игнатьев не упоминал коррупционные дела Сергея Михайловича и делишки его пассии Кшесинской, набивавшей кармашки на различных откатах и иных преступных схемах, помогающих отлично осваивать экономные средства.

Когда молвят, что у Рф две неудачи – дурачины и дороги, это не совершенно так. У Рф три неудачи – дурачины и воры, отвечающие за дороги. И не только лишь за их.

Конкретно казнокрады и коррупционеры занесли большой вклад в ликвидирование Русской империи, а высокопоставленные дурачины им в этом посодействовали. Невзирая на то, что российский и остальные народы, населявшие бывшую империю, были богаты на умных и профессиональных людей, мертвая и окостеневшая самодержавная Система душила все начинания и губила все таланты.

Со времён помешавшегося на личной абсолютной власти туповатого правителя Николая I, данной нам «остриженной, взлызистой медузы с усами», все ростки прогресса и свободы бесчеловечно топтались.

Николаевская манера управления государством, продолженная его преемниками, не только лишь привела к двум зазорным поражениям в Крымскую и русско-японскую войну, но в конце концов обрушила саму империю. Поэтому что средневековый, окостенело-ублюдочный деспотизм в европейской стране совершенно точно должен был привести к соц взрыву.

Крайние российские цари так ополоумели и деградировали от собственной зашкаливающей, сверхабсолютной власти, а их свита так разложилось от полной вседозволенности и бесконтрольности, что страшенно пропитало ядом разложения всё российское общество уже к началу ХХ века. Века ужасного, быстрого и свирепого.

Рф был нужен совершенно иной правитель, нежели Николай II, который полностью не соответствовал духу ожесточенного времени, новеньким вызовам и быстро меняющихся реалий.

Вот почему революция была неминуема, и вот почему был неизбежен социализм в Рф, который весьма стремительно выдвинет из здоровой сердцевины народа пассионариев, маршалов-победителей, академиков и конструкторов, ученых и огромное количество остальных выдающихся людей, поднявшихся на самые верхушки при помощи отлично работающих соц лифтов.

При всем этом все паразиты и бездари будут свирепо высланы на свалку истории и вышвырнуты с корабля современности.

И вот этого они Русскому Союзу никогда не простят…

Источник